Литературный дневник.

Герман

Moderator
Команда форума
Регистрация
20 Сен 2019
Сообщения
4.110
Реакции
1.827
Баллы
113
Дорис Лессинг "Лето перед закатом"

Кейт Браун, все еще привлекательная женщина сорока пяти лет, мать четверых взрослых детей и жена уважаемого врача, с ужасом осознает, что слова, которые она произносит, и многие мысли, которые крутятся у нее в голове, не более чем расхожие клише и стереотипы. А чувства, которые одолевают ее при этом, никак не соответствуют ни этим словам, ни этим мыслям. Кейт начинает понимать, что ее поведение просто оправдывает окружающие ее условности. И вот в лето перед закатом своей жизни Кейт Браун решает подвести итоги и начать жизнь заново.
 
 
ТОП 10 увлекательных романов-мистификаций, которые наверняка вас удивят

1. Лоран Бине "Седьмая функция языка"

1980 год. Париж. Философ и литературовед Ролан Барт умирает в больничной палате - его сбила машина: трагическая случайность или убийство? Среди подозреваемых Мишель Фуко, Жак Деррида, Жиль Делез, Юлия Кристева - весь интеллектуальный цвет Европы второй половины XX века, а еще - партизаны из "Красных бригад" и некое тайное общество... Возможная цель убийц - рукопись гуру лингвистики Романа Якобсона о седьмой, магической, функции языка. Обладатель секрета получит возможность воздействовать на сознание человека, а значит - стать властелином мира: быть избранным, провоцировать революции, соблазнять. Поскольку история разыгрывается в решающие месяцы предвыборной кампании, мы понимаем в каких сферах находится возможный заказчик преступления... "Седьмую функцию языка" Лорана Бине, лауреата Гонкуровской премии (2010), можно рассматривать и как пародию на детективные и шпионские романы, и как хитрую головоломку для читателей, ищущих связь между вымыслом и реальностью. Каким бы ни было прочтение, умение автора оперировать стилями и культурными кодами, балансируя между массовой и элитарной литературой, никого не оставит равнодушным. Роман отмечен премиями "Prix du roman Fnac" и "Prix Interallie" и был переведен на тридцать языков. Тираж книги во Франции составил 200 000 экземпляров.

2. Джайлз Брандрет "Оскар Уайльд, Конан Дойл и игра под названием "Убийство"

Знаменитый английский писатель Оскар Уайльд по праву считался умнейшим человеком своего времени, но и он не смог предусмотреть, каким кошмаром обернется придуманная им игра: люди, которых участники этой забавы в шутку назначили "жертвами", стали умирать,
причем убийца явно был из числа игроков. Кто же он? За расследование взялся сам Уайльд и его ближайшие друзья, знаменитый сэр Артур Конан Дойл, уже успевший создать своего Шерлока Холмса, и будущий автор "Дракулы" Брэм Стокер...
Читателя ждут головокружительный сюжет, яркие образы главных героев, живое описание быта и нравов викторианской Англии - и конечно же разгадка тайны на последних страницах.

3. Виктор Пелевин "Чапаев и Пустота"

Роман "Чапаев и Пустота" сам автор характеризует так "Это первое произведение в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте". На самом деле оно происходит в 1919 году в дивизии Чапаева, в которой главный герой, поэт-декадент Петр Пустота, служит комиссаром, а также в наши дни, а также, как и всегда у Пелевина, в виртуальном пространстве, где с главным героем встречаются Кавабата, Шварценеггер, "просто Мария"... По мнению критиков, "Чапаев и Пустота" является "первым серьезным дзэн-буддистским романом в русской литературе".

4. Гофман Эрнст Теодор Амадей "Рассуждения кота Мура"

"Это сочинение - по оригинальности, характеру и духу единственное во всемирной литературе, - есть важнейшее произведение чудного гения Гофмана. Читателей наших ожидает высокое, бесконечное и вместе мучительное наслаждение: ибо ни в одном из своих созданий чудный гений Гофмана не обнаруживал столько глубокости, юмора, саркастической желчи, поэтического очарования и деспотической, прихотливой, своенравной власти над душою читателя".
Так писал В. Г. Белинский в 1841 году в рецензии на представленное Вашему вниманию произведение.

5. Филип Дик "Человек в высоком замке"

Вторая мировая война окончилась полным разгромом СССР и США. По соглашению о капитуляции от 1947 года Германия властвует над Восточным побережьем, западные штаты отданы Японии, на Юге - марионеточное правительство, а Средний Запад, формально независимый, тоже контролируется Японией. Телевидение еще не пришло в каждый дом, но уже запущены первые космические корабли, сконструированные немецкими инженерами, к Луне, Марсу и Венере...
Казалось бы, перед нами очередной роман "альтернативной истории". Но Дик не был бы Диком, если бы не вложил в него свою излюбленную идею: что есть реальность? Какая реальность - истинная, а какая - только кажущаяся?

6. Борис Акунин "Ореховый Будда"

"Побегай по Руси в одиночку, поищи ветра в поле. Сколь изобретателен и ловок ни будь один человек, а государственный невод всегда ухватистей. Царь Петр тем и велик, что понял эту истину: решил превратить расхристанную, беспорядочную страну в стройный бакуфу, как это сделал сто лет назад в Японии великий Иэясу. Конечно, России еще далеко до японского порядка. Там от самого сияющего верха до самого глухого низа расходятся лучи государственного присмотра, вплоть до каждого пятидворья, за которым бдит свой наблюдатель. Однако ж и русские учатся, стараются…" Повесть "Ореховый Будда" описывает приключения священной статуэтки, которая по воле случая совершила длинное путешествие из далекой Японии в не менее далекую Московию. Будда странствует по взбудораженной петровскими потрясениями Руси, освещая души светом сатори и помогая путникам найти дорогу к себе…

7. Майкл Каннингем "Часы"

Как устроено время? Как рождаются книги? Как сцеплены между собой авторские слова-сны? Как влияют события (разнесенные во времени и пространстве) на слова, а слова - на события? Судьба Вирджинии Вулф и ее `Миссис Дэллоуэй`. Англия 20-х и Америка 90-х. Патриархальный Ричмонд, послевоенный Лос-Анжелес и сверхсовременный Нью-Йорк. Любовь, смерть, творчество. Обо всем этом и о многом другом в новом романе Майкла Каннингема - `Часы` (Пулицеровская премия за 1999 г).

8. Ролан Топор "Принцесса Ангина"

Выдающийся французский художник, писатель-сюрреалист, артист, сценарист, телережиссер Ролан Топор родился в Париже в семье польского иммигранта.
В начале 60-х годов Ролан Топор вместе со своими друзьями, такими же беженцами и странниками в мире реальном и вымышленном - драматургом Аррабалем и писателем Ходоровским - создает группу "Паника". Он начинает не только рисовать карикатуры, ставшие сейчас классикой искусства 20 века, но и сочинять романы, рассказы и пьесы. Любое творчество увлекает его: он рисует мультфильмы, пишет стихи для песен, иллюстрирует книги, снимается в кино. Первый переведенный на русский язык роман Ролана Топора "Принцесса Ангина" - анархическая, полная головокружительной игры, странных сновиденческих образов, черного юмора и фантазий сказка - заставляет по-другому взглянуть на мир, в котором мы живем.

9. Татьяна Толстая "Кысь"

"И, похлебав привычного, негустого супу, сплюнув в кулак коготки, задумаешься, глядя в слабый, синеватый огонек свечки, слушая, как шуршит под полом, как трещит в печи, как воет, подступает, жалуется за окном, просится в дом что-то белое, тяжелое, холодное, незримое; и представится тебе вдруг твоя изба далекой и малой, словно с дерева смотришь, и весь городок издалека представится, как оброненный в сугроб; и северные леса представятся, пустынные, темные, непроходимые, и качаются ветки северных деревьев, и качается на ветках, - вверх-вниз, - незримая кысь...
И тревога холодком, маленькой лапкой тронет сердце, и вздрогнешь, передернешься, глянешь вокруг зорко, словно ты сам себе чужой: что это? Кто я?.."

10. Грэм-Смит, Остен "Гордость и предубеждение и зомби"

На протяжении десятилетий Англию терзает загадочный недуг: полчища оживших мертвецов постоянно вылезают из-под земли и норовят употребить в пищу мирное население. Дворянские семьи посылают своих отпрысков в Японию и Китай для обучения боевым искусствам, позволяющим отражать нападения зомби.
После того как нечисть истребила всех обитателей поместья Незерфилд-парк, его арендует интересный во всех отношениях джентльмен по фамилии Бингли. Вскоре он сводит знакомство с соседями, в числе которых пять дочерей четы Беннет - выдающиеся воительницы, защита и опора графства. Так начинается история романтических чувств и кровавых битв, отчасти знакомая поклонникам Джейн Остин.
 
Шедевр. Для тех кто Проснулся.

Уинстон Смит – сотрудник отдела документации министерства Правды Лондона. В его обязанности входит внесение уточнений в документы, которые содержат факты, противоречащие партийной пропаганде. Он, также, как и тысячи других граждан объединенного государства – Океании, находится под постоянным и абсолютным контролем партии. За каждым шагом жителей следит Старший брат. А их мысли контролирует полиция мысли, которая мгновенно раскрывает каждый готовящийся акт предательства. Тайный роман с коллегой по министерству – Джулией, придает жизни Уинстона новый смысл. Не обращая внимания на полицейские вертолеты, которые кружат буквально над головами, молодые люди решают вступить в подпольное Братство. Но Старший брат не терпит даже намеков на инакомыслие. Для таких вольнодумцев придумана комната 101.

Роман «1984» – ужасающее видение Джорджем Оруэллом тоталитарного будущего человечества, в котором все будут рабами тиранического режима, продолжает начатую Евгением Замятиным в его антиутопии «Мы», тему абсолютного контроля над людьми тоталитарной партией.
 
Шедевр. Для тех кто Проснулся.

Уинстон Смит – сотрудник отдела документации министерства Правды Лондона. В его обязанности входит внесение уточнений в документы, которые содержат факты, противоречащие партийной пропаганде. Он, также, как и тысячи других граждан объединенного государства – Океании, находится под постоянным и абсолютным контролем партии. За каждым шагом жителей следит Старший брат. А их мысли контролирует полиция мысли, которая мгновенно раскрывает каждый готовящийся акт предательства. Тайный роман с коллегой по министерству – Джулией, придает жизни Уинстона новый смысл. Не обращая внимания на полицейские вертолеты, которые кружат буквально над головами, молодые люди решают вступить в подпольное Братство. Но Старший брат не терпит даже намеков на инакомыслие. Для таких вольнодумцев придумана комната 101.

Роман «1984» – ужасающее видение Джорджем Оруэллом тоталитарного будущего человечества, в котором все будут рабами тиранического режима, продолжает начатую Евгением Замятиным в его антиутопии «Мы», тему абсолютного контроля над людьми тоталитарной партией.
Ну надо же...)

Начинала читать этот роман несколько лет назад, но не закончила. Вчера подумала, что неплохо бы дочитать, а название забыла, помнила лишь, что в названии только 4 цифры, и на корректно введенный запрос услужливый гугл помог мне найти название этого романа...вчера)

@Теплов, мы синхронизировались?)
 
Ну надо же...)

Начинала читать этот роман несколько лет назад, но не закончила. Вчера подумала, что неплохо бы дочитать, а название забыла, помнила лишь, что в названии только 4 цифры, и на корректно введенный запрос услужливый гугл помог мне найти название этого романа...вчера)

@Теплов, мы синхронизировались?)
Да, только у нас услужливый Глог))
 
Двое случайных попутчиков, Джон и Лула, знакомятся в самолёте. Они очень похожи, но при этом — совершенно разные. Оба стараются убежать от своего прошлого, оба несчастны в личной жизни, но при этом Джон богат, а Лула собирается продать любимый фотоаппарат, чтобы свести концы с концами…
Что это — очередная сказка о Золушке и прекрасном принце? Нет, в новой книге Грегори Яна «Переменная облачность» всё не так просто. Её герои хотят быть вместе, но смогут ли? Ведь Лула давно уже не верит мужчинам, а Джон по-прежнему испытывает какие-то чувства к Монике, которая счастлива замужем за его лучшим другом Майклом.
Впрочем, и у Майкла с Моникой не всё в порядке: их брак даёт трещину. Значит ли это, что у Джона появился шанс? Сможет ли он при этом сохранить братские отношения со старым другом? И что будет с Лулой, попавшей в ловушку коварного фотографа, который притворяется её благодетелем?
На фоне сложных интриг и опасных приключений Джон и Лула пытаются понять, что такое любовь и дружба, чем они отличаются и что важнее. Над теми же вопросами автор предлагает задуматься и читателю, не забывая удивлять его неожиданными поворотами сюжета и рисовать яркие образы героев — живых и искренних современных людей, которым хочется сопереживать.
«Переменная облачность» — продолжение другого романа Грегори Яна, «Пока горит свеча», но читать эти произведения в хронологическом порядке необязательно. Новая книга писателя представляет собой законченную историю, которая интересна сама по себе. В особенности, если вам нравятся психологические романы о подлинных человеческих чувствах.
 
Ни для кого не секрет, что отношения, которые мужчина и женщина выстраивают между собой, - это большой, колоссальный труд. Даже тем, кто подходит друг другу по всем параметрам, приходится нелегко! Что уж говорить о душах, явившихся навстречу друг другу из совершенно разных миров…
Именно поэтому, поднимая столь актуальную и непростую тему, мы предоставляем на суд читателя яркую книгу, автором которой является Роман Коробенков! История под многозначительный и многогранным названием «Прыгун» наполнит ваш досуг необычными сплетениями различных жанров, интригующей атмосферой недосказанности и множеством неожиданных откровений. В ней даже искушённый читатель найдёт то, что заставит задуматься над, казалось бы, уже многократно исследованными вопросами… Стоит ли любить кого-то вопреки боли, которую он с собой приносит? Можно ли прожить жизнь, навсегда избавившись от потребности быть кому-то нужным? И, наконец, чем должен руководствоваться человек, бросаясь в бескрайний океан с километровыми волнами – океан под названием Любовь?
Герой Романа Коробенкова не один раз попытается найти в этом океане верный маяк, способный вывести его из пугающих, подчас смертельно опасных вод неукротимой стихии… Но, раз за разом сбегая от неё, бросаясь куда угодно, лишь бы ощутить пленительный дух свободы, он будет возвращаться назад… Плохо ли это? Или любовь, какой бы жестокой она ни была, всё же оказывается единственным его спасением от серой и очень скучной жизни? Ответа на этот вопрос мы не узнаем до самого конца – но… самое интересное вас будет ждать не только на последней странице.
Нет, дорогие читатели, этот полёт – стремительное падение в пропасть иных, непостижимых миров – захватывает внимание уже сам по себе! И даже если вам кажется, что вы не испытывали такого чувства в своей жизни, то задумайтесь хотя бы на мгновение о том, каким невыносимым может быть чувство любви, которая невозможна по определению… Горечь расставания, обиды, досады и сожаления – «Прыгун» докажет, что всё это является такой же неотъемлемой частью настоящей любви, как и её светлые стороны.
Познакомившись с книгой Романа Коробенкова уже сегодня, вы поймёте, что любовь, какой бы невыносимой она ни была, нужна человеку как воздух. Даже если ты полюбил дочь самого Дьявола…
 
452f0038a59048667c6bdcbf30c837e1.jpg
 
 
Интересный факт...
Гоголь в "Записках сумашедшего" писал о 2000 годе)) и о мозге мысли очень прогрессивные для того времени).

Год 2000 апреля 43 числа.

Сегодняшний день – есть день величайшего торжества! В Испании есть король. Он отыскался. Этот король я. Именно только сегодня об этом узнал я. Признаюсь, меня вдруг как будто молнией осветило. Я не понимаю, как я мог думать и воображать себе, что я титулярный советник. Как могла взойти мне в голову эта сумасбродная мысль? Хорошо, что еще не догадался никто посадить меня тогда в сумасшедший дом. Теперь передо мною все открыто. Теперь я вижу все как на ладони. А прежде, я не понимаю, прежде все было передо мною в каком-то тумане. И это все происходит, думаю, оттого, что люди воображают, будто человеческий мозг находится в голове; совсем нет: он приносится ветром со стороны Каспийского моря. Сначала я объявил Мавре, кто я. Когда она услышала, что перед нею испанский король, то всплеснула руками и чуть не умерла от страха. Она, глупая, еще никогда не видала испанского короля. Я, однако же, старался ес успокоить и в милостивых словах старался ее уверить в благосклонности, и что я вовсе не сержусь за то, что она мне иногда дурно
 
Назад
Сверху